Об авторе

Мой путь в НЛП.

Меня зовут Вячеслав Балыбердин. По образованию я переводчик, а наиболее интересная мне область знаний — психология. По крайней мере, так было до недавнего времени, пока я не понял, что это хоть и соприкасающиеся, но разные сферы.

Я заинтересовался НЛП в 2006 году, в 2007 — прошел НЛП-Практик у Светланы Бородиной в московском ТЦ Синтон, о чем свидетельствует соответствующий сертификат. 7 октября 2007 года.

Этот опыт для меня был настоящим откровением. К тому времени я уже имел какое-никакое понятие о трансах и самогипнозе, но НЛП было таким прорывом для меня в технологиях самосовершенствования, что у меня не осталось никакого выбора, кроме как влюбиться в эту технологию. Да, тогда я думал, что это — просто технология…

В моем ЖЖ можно найти восторженный пост, который я написал после сертификации (весьма условной) Практика. Все это было круто и внове — тусовка, новые знакомые, технологии изменения, «личностный рост» и так далее… Но! Как говорит Метанимус, это все «сказки о силе», разговоры. Потому как в жизнь кроме умения отзеркаливать собеседника (весьма ценного умения, надо сказать) и речевых шаблонов (которые мы отрабатывали отдельно с одногруппниками) — не пошло. Для личностных изменений я использовал BSFF, для вызова нужных ощущений-состояний — самогипноз, аутотренинг, которые знал и умел еще до НЛП.

Хм, думал я. Что-то не так. Видимо, сказывается недостаток практики.

И восполнять этот недостаток я пошел не в жизнь, а … снова на тренинг! На этот раз — на Эриксоновский гипноз. Все в тот же московский Синтон, к той же Светлане Бородиной. На этот раз она проводила тренинг совместно с Владимиром Виноградовым. Именно из-за последнего и его неприятной лично мне манере общаться, я еле досидел ЭГ до конца, и то благодаря тому, что оплатил курс полностью загодя. А на восприятие его манеры сильно повлиял факт вопиющей неконгруэнтности. Дело в том, что обучая нас, он одновременно сам ходил на курс ЭГ к Михаилу Гинзбургу!:D Да при этом приговаривал: «Михаил Романович — наш старый друг и коллега.» Да, Гинзбург здорово бы удивился такой дружбе! Это вранье (то ли еще будет! Ох уж эти огрехи формирования «личностного мифа» тренера!) сразу и совсем подорвало раппорт с этим человеком. Плюс ко всему, на Эриксоновском гипнозе версии Синтона давались техники Нового Кода НЛП (Алфавит, Активное мечтание), что даже тогда показалось сомнительным и странным. А добила сертификационная техника — Шестишаговый Рефрейминг, знакомая со времен НЛП. По сравнению с НЛП, я оценил ЭГ версии Синтона на твердую «двойку». Однако, сертификат есть. Это было 17 февраля 2008 года.

Тотальный интерес к НЛП уже владел мной, и я хотел зарабатывать на его преподавании. Благо, я был не один такой умный, и рынок новоявленных тренеров НЛП, у которых реальной практики за плечами — три тренинга (практик-мастер-тренер), ширился. Не уверен, что сейчас, 2 года спустя, все изменилось. Ход моих мыслей был поступателен: можно, конечно, преподавать НЛП впоследствии, но это банально, конкуренция высока. Вот бы смоделировать ценный навык и продавать тренинг на основе этой модели! Круто! А куда надо обращаться за навыком моделирования? Не мудрствуя долго, я пошел все в тот же Синтон, на курс НЛП-Мастер к Тимуру Гагину. Рекламка про него гласит, что он-де «входит в десятку, а по некоторым отзывам, и в тройку лучших тренеров России». Да, и что немаловажно — он в синтоновской обойме тренеров, и у него курс Мастер заточен именно под моделирование, фирменная Конфайнмент-технология.

На НЛП-Мастере я тоже устал, и тоже еле дотянул до конца курса. Сейчас я понимаю, что это были внутренние возражения — на все. На те модели (откровенно мелочные), которые готовились участниками тренинга, включая нас, на манеру ведения ТВГ, когда в то время, как мы выполняли упражнения, он чатился по коммуникатору в аське, на то, что более часа из каждого дня занятия мы учились жонглировать… Да, Конфайнмент-шаблон — интересная задумка, вот и все, что я могу сказать сейчас про этот тренинг. Кстати, для того, чтобы попасть на него, вам совершенно необязательно быть НЛП-Практиком. Вам расскажут, что модель моделирования вам установят в подсознание, и вы будете ею пользоваться. Только готовьте денежки для тренинга. Сертификация и презентация модели — вспоминаю без особой радости. Не покидало чувство, что где-то меня кинули:) Причем на уровне обучения.

А дальше… Хорошо, что не было денег пройти тренерский курс у того же Гагина сразу после окончания НЛП-Мастера. В течение некоторого времени я отдыхал от НЛП синтоновского розлива.

В сентябре 2008 года я посетил семинар Бетти Элис Эриксон. Не то, чтобы я многому научился. Скорее, для меня это было незабываемое прикосновение к личности великого Милтона Эриксона. На демонстрациях Бетти я уходил в транс, и, для меня, этот самый семинар «Продвинутые техники гипноза в исцелении» — был больше терапевтическим, нежели обучающим. Я здорово изменился, и крепко задумался, для чего мне жизнь, с кем я хочу провести ее и чем хочу заниматься.

Тогда же, в конце ноября 2008 года мы с участниками нашей мастерской группы — Ильей Павловым и Андреем Подвязниковым смоделировали мой паттерн ревности на основе Конфайнмента. Это было круто, и я заметил, как я изменился в результате этого моделирования. Страсть к НЛП вспыхнула с новой силой. (модель ревности).

А потом… В конце 2008 года на Torrents.Ru я встретил обучающую запись проекта Опенмета, и принялся читать записи и комментарии в этом сообществе. Потом, когда выяснилось, что мозг Опенметы, Анатолий Ткачев, он же Метанимус, основал свое сообщество — Метапрактик, я ушел туда. Именно там я учусь моделированию и правильному пониманию НЛП. Пожалуй, ВСЕ реальные умения НЛП я изучил напрямую в Метапрактике, или под влиянием Метанимуса, или в нашей Лаборатории Автотехник, которую мы проводим каждую среду.

Пытливого читателя и приглашаю работать именно в Метапрактик.

16 января 2010 года.