Спелеология и психология

В марте 2015 года решился на интересный спелеологический опыт — знакомые пригласили в пещеру под Мещёрой. Там, кажется, проходило закрытие сезона, и не спрашивайте, почему оно проходило в начале года:) Это было занимательное действо. Приглашаю ознакомиться.

cave

Часть первая. Развлекательно-познавательная

Было очень интересно, ведь ранее я никак не соприкасался с этим отдельным миром. В нашей пещере были узкие для меня лазы, внутри сухо, но «вход» — мокрый и слякотный, а сами спелеологи устраивают соревнования по спелеологическому ориентированию. Если я правильно уловил суть, то проходят они так: на команду (я видел максимум из 2-х человек) выдаётся карта. Без ориентиров. Человек должен определить своё местоположение самостоятельно на этой карте — думаю, это нетрудно, когда излазил её несколько дней кряду, или даже пришёл сюда со своей картой. Далее, на ней отмечены контрольные точки — там спрятаны подсказки, которые и следует найти и записать или запомнить. В нашем случае подсказка — это буква. И уж из букв надо было сложить загаданное слово.

На входе в пещеру нас встретил журнал, в котором регистрируются «посетители», заносят количество человек и дату «заброса» и на выходе себя соответственно вычёркивают. Вдоль одного из коридоров выложены специальные рюкзаки — забыл название. А специального в них — материал (пропитанный резиной чуть более, чем полностью) и форма (узкие, вытянутые). Сама компания, человек тридцать, сидела в дальнем зале. Тут и там бегали ориентирующиеся, и, поверьте, поначалу очень неожиданно, когда из прохода прямо перед тобой выскакивает на четвереньках коротыш в пыльном комбинезоне, распрямляется в проходе и бежит дальше там, где у тебя плечи упираются в свод пещеры. Дошли до «кают-компании» — в общем-то всё, как в обычных походах в лесу: несколько палаток, газовая горелка, аромат разогреваемого супа, горячий чай, который с ходу тебе вручают согреться с пути. Под звуки гитары открываешь пятилитровую канистру грузинского домашнего вина, которую — как уже понимаешь — не зря сюда тащил, и тебя уже не очень-то смущает пыль вокруг в бывшей известняковой каменоломне. Всё одновременно похоже и не похоже. Люди рассказывают о чём-то своём, травят байки, обсуждают Библию, найденную в электричке, и сейчас ставшую объектом пристального рассмотрения — даже неожиданно.

Система пещер там, где мы были, — не самая большая. Вернее, маленькая даже для каменоломен. Бодрой рысью завсегдатаи на ориентировании оббегали её за 40-45 минут. Нам же хватило около двух часов на 3 контрольных точки, после чего мы сдали, но таки подслушали кодовое слово — «Рагнарёк» — в общем лагере:) Вдоль основных коридоров протянута верёвка, лежит на полу у стены, если что — можно идти по ней. Правда, тебя не услышат, если будешь звать на помощь: мало того, что вокруг камень, он ещё и пористый, «впитывает» звук так же, как и влагу. Порой с потолка свисают «отслоившиеся» известняковые плиты, глядя на которые мои более опытные товарищи заметили: «Ничего ни головой, ни спиной не касайся. Упадёт вряд ли, но если упадёт, то так под ней и останешься.» Глядя на плиту толщиной с обычную бетонную, но потрескавшуюся и отслаивающуюся от свода, я охотно поверил и внял предупреждению.

В пещеры советуют брать двойной запас батарей для используемого фонарика, и дополнительно — свечу со спичками. Благоразумно, особенно когда слышишь про «тех парней, которые в 60-ых заблудились в системе N, после чего вход туда замуровали». Могу похвастать тем, что луч моего фонаря вспугнул летучую мышь, и, видать, хорошо поджарил ей хвост. Улетала она от меня довольно шустро. Не видел до этого летучих мышей, но конкретно эта, вернее, её полёт, живо напомнил мне бабочку. Я видел её буквально полсекунды, но частота и амплитуда движений крылами у неё была куда шире и быстрее, нежели чем я себе представлял до этого. Вот это поворот!

Я приехал в пещеры за новым опытом. И получил его. Но не только в общем житейском плане. Очень интересна поездка оказалась в психологическом плане.

Часть вторая. Моделирующе-психологическая.

1. Скорость раздражения VS скорость расслабления

Во-первых, мне было некомфортно. Лазать на четвереньках в стеснённом пространстве — это пожалуйста. Ползти в шкуродёрнях (догадайтесь, почему эти узкие лазы названы так? — а профи говорили, что там было «очень просторно») — не особенная и проблема. Проблема была … в коленках. Точнее, в том, что они были абсолютно беззащитны. Люди с опытом надевают специальные наколенники, а вот у наивного в таких вопросах человека, как я, таковых приспособлений просто не было в хозяйстве. И вот я ползал на коленях, там и сям натыкаясь на каменную крошку самыми незащищенными и нежными (! — как мне тогда казалось) местами своих ног. А ещё в силу моего роста и длины бедренной кости, мне было неудобно ползать. Там где мои более низкие товарищи могли идти гуськом, мне приходилось лезть на четвереньках — мой «гусёк» был слишком высок для большинства лазов системы. Там, где им в наколенниках было нормально ползти по блин-каким-острым камням, я также приподнимал себя над землёй, тем самым тратя свои силы и лишний раз напрягая мышцы. В общем извёлся весь, сделался нервным, матершинным и страдальческим в этой пещере. Что самое интересное — никогда не попадал в клаустрофобические ситуации, и здешние шкуродёрни также не считаю для себя критичными. Дело было в другом: скорость воздействия раздражителей была выше, нежели чем скорость, с которой я эти расслаблялся, «остывал» от этих раздражений.

У меня возникло сравнение с сосудом: у него есть отверстие, через которое наливаемая вода убывает. Если скорость поступления воды выше скорости её убывания, рано или поздно сосуд переполнится. Также и с «раздражающими» эмоциями: если интенсивность их нарастания превышает скорость расслабления \ освобождения от них, то по достижению некоторого порога, человек «взрывается» эмоциями, освобождая себя от внутреннего напряжения гладких мышц таким не совсем экологичным образом.

2. Отсутствие визуальных стимулов.

Интересно также залезть в пещеру и выключить свет фонарика, настроив восприятие на другие системы органов. Я давно хотел попробовать такую форму медитации. Одна из моих спутниц спросила, что же здесь необычного. Того же самого можно добиться, просто закрыв или завязав глаза — где угодно, а не в пещере. Но разница всё же есть. Разница восприятия с открытыми и закрытыми глазами в темноте, извиняюсь за тавтологию, очевидна: давление век на глазные яблоки, давление верхнего века на нижнее, при чересчур крепком зажмуривании разноцветные пятна \ узоры на сетчатке — всё это, не говоря уж об ощущении повязки на глазах, отличает «смотрение в темноту» от насильно закрытых глаз.

НЛПер бы обозвал все перечисленные различия субмодальностями восприятия темноты.

3. Зрение и границы тела.

Когда «настраиваешь» остальные системы восприятия (кроме зрения) на окружающий беспросветный мир, возникает интересное ощущение. Будто бы в попытке «дотянуться» ощущениями, слухом, обонянием до стен пещеры, расширяется самое твоё «Я». Не могу сказать про «выход за пределы» физического тела, такого не было. Но субъективное ощущение того, что ты заполняешь больше места в пространстве, нежели чем в границах тела — было.

В силу того, что зрение является для здорового человека (= тот, у которого глаза есть и видят) основной системой восприятия (не путать с ведущей репсистемой), надо полагать, что зрение вносит большую лепту в формирование субъективных «границ себя». Мы видим наши конечности со стороны и они ясно и четко выделяются, особенно в движении, на фоне остальных объектов окружающей среды. От первого лица мы также видим свои надбровные дуги и нос. В сочетании с тактильными ощущениями от прикосновений к объектам окружающей среды, человек научается, что границы кинестетического восприятия соответствуют границам своего физического тела. В дальнейшем блокирование (временное или постоянное) визуальной системы восприятия приводит к интересным описанным ощущениям расширения системы восприятия.

Я бы сказал, за неимением лучшей формулировки, что зрение и визуальная система восприятия формируют видение границ тела, а впоследствии жизненный опыт и паттерны синестезии приучают нас к тому, что зона нашего восприятия находится непосредственно вблизи границ тела, либо на этой границе, нашем кожном покрове. Такая постановка вопроса существенно ограничивает наши возможности восприятия — в пространстве (ближе-дальше) и диапазоне (перепады температуры, колебания воздуха, например).

О вечном.

Ну вот. Хотел написать какие-то откровения, а получилось, что повторяю за БиГами. И правда, нет никакой замены чистым сенсорным каналам и восприятию в личном опыте. Тренировать одни системы восприятия, на время блокируя другие (завязывая глаза, тренировать слух и восприятие поверхностью кожи, например) — по-прежнему эффективный способ освободиться от фильтров и искажений, и никто не может эту истину отменить.

Запись опубликована в рубрике Моделирование с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.