Про Эрика Берна замолвлю я слово

Помню давно, когда я пришел в Метапрактик, я подхватил знамёна «радикального НЛП». По аналогии со Скиннером и его «радикальным бихевиоризмом». Если есть в чем-то и нейрологическая компонента, и лингвистическая, и алгоритмическая, — значит, тут есть НЛП, и это стоит обсуждать. Нет — уж извольте. И будучи настроенным на такой лад, я все время изумлялся пиетету Метанимуса относительно трансакционного анализа. Для меня наследие Эрика Берна представлялось даже не в утрированной форме, оно представлялось мне неправильно. Меня воротило даже не от описания игр, а хотя бы даже от сценариев — как это так, думал я, чтобы пара родительских внушений определила последующую жизнь человека! Бред! А еще БиГи в своих книгах критиковали трансакционный анализ. В общем, для себя я объяснял это метанимусовской сентиментальностью — ведь он начинал свой путь в психологии именно из ТА.

Правда, потом в дискуссиях он рассказал мне и о некоей «сфинктерной» модели, которая и является нейрологическим объяснением теории Берна, и дальше я уже сам начал понимать, что НЛП не ограничено одним-единственным человеком, с которым мы проводим терапию, но является дополняющим и расширяющим элементом для рассмотрения социальных взаимодействий.

В общем, я начал читать Эрика Берна. Но не с его «Игр…», а с «Введения в психиатрию и психоанализ для непосвященных». Тоже, кстати, по совету Метанимуса. Не сказать, что мне открылся дзен или одолело просветление. Но излагаемые Берном идеи произвели революцию в моем мышлении. Эта книга стоит того, чтобы её читать, делать по ней конспекты, цитировать, спорить с ней и спорить с другими, используя её материал. Надеюсь, что далеко не один пост в этом блоге будет основан на этой книге.

П.С. Касаемо произношения его имени. Не знаю почему, но есть тенденция называть его фамилию «Бёрн», с буквой «ё». У нас в универе так делают, например. Правда, студентки. Правда, отличницы. Но, на мой взгляд, правильно произносить «Берн». Во-первых, родители сего учёного мужа приехали в Канаду из России (да-да!), а настоящее его имя — Леонард Бернштейн. Не наблюдаю тут «ё». Да и в американской традиции его не могут произносить как «Бёрна» из-за закрывающей буквой «е» в фамилии — Berne. Что явно намёк на франкофонию — вспоминаем наиболее распространенные языки в Канаде.

Та же история  с Jeffrey Zeig: у нас его величают «Зейг» во всех книгах, сам он себя называет на германоязычный манер «Зайг» (ответственно заявляю, как общавшийся с ним лично), а если следовать правилам английского произношения, придется произносить «Зиг», [zig].

Запись опубликована в рубрике Мысли с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Про Эрика Берна замолвлю я слово»

  1. Дмитрий говорит:

    И что же в этой книге такого? Какая там идея могла произвести революцию в мышлении? Приведи пример.

    [Ответить]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.