The Roots of NLP, Введение на русском языке

Уважаемые читатели!

Предлагаю вашему вниманию перевод «Введения» в книгу The Roots of NLP Роберта Дилтса. Оно интересно — дает представление о том, каким видел создатель «полевого нлп» настоящее олдскульное НЛП 70-х годов. И еще Дилтс вкратце дает описание процесса нейро-лингвистического программирования.

Введение

(ноябрь, 1976)

Цель нейро-лингвистического программирования — объединить видимую невооруженным глазом (макроскопическую) информацию о человеческом поведении и опыт, доступный каждому из нас посредством нашего сенсорного опыта с не видимой невооруженным глазом (микроскопической) информацией о нейро-физиологии поведения и опыта в полезной кибернетической модели. Я верю, что такое объединение необходимо, если мы надеемся хоть когда-нибудь понять или использовать свойства, управляющие сложными человеческими процессами научения, памяти, коммуникации, выбора и мотивации, и то, как они влияют на социальное и экологическое окружения человека.

Нейро-лингвистическое программирование было основано поведенческими моделистами Джоном Гриндером и Ричардом Бэндлером для того, чтобы анализировать и исследовать паттерны, управляющие этими сложными процессами человеческого поведения. Основная предпосылка НЛП в том, что существует избыточность между наблюдаемыми невооруженным глазом паттернами человеческого поведения (например, лингвистическими и паралингвистическими явлениями, движениями глаз, положениями тела и рук, и другими видами различий в человеческой деятельности) и паттернами, лежащими в основе нервной деятельности, которая управляет этим поведением.

Например, у каждого из нас, вероятно, был опыт, когда вы замечали, в ходе некоторой беседы, как другой человек, в качестве реакции на некоторый вопрос, замедляет темп его или ее голоса, пока пытается припомнить запрошенную информацию, затем внезапно его\ее глаза делают резкое движение вверх-влево, сразу прерывая контакт восприятия [с собеседником и внешним миром]. Это движение обычно сопровождается повышением темпа, когда человек описывает или говорит о некотором предмете или событии, обычно используя язык, который указывает на некоторого рода визуальную репрезентацию. Можно сказать, что эта часть поведения указывает на доступ к некоторому внутреннему визуальному образу (т. е., активность в визуальной части коры головного мозга отдельно от той визуальной информации, которую дает опыт непосредственного сенсорного восприятия человека).

Схожим образом, если некто наблюдает, как другой человек, или тот же самый, направляет свою голову вниз-влево в качестве реакции на некоторый вопрос, прикрывает рот рукой и произносит «хммммммм», увенчивая это высказыванием, которое описывает то, что этот человек слышал о некотором предмете или событии, можно заключить, что эта часть поведения указывает на некоторый нервный процесс, который качественно отличается от ранее описанного. Если можно определить корреляцию между этими частями [поведения] и внутренним опытом человека и паттернами (последовательностью и комбинациями), вовлеченными в использование этого поведения и внутреннего опыта, можно быть способным делать предположения и предсказания касаемо личности и поведения другого человека и действовать, основываясь на этом знании.

Предыдущие два примера — просты и относительно бессмысленны, когда представлены в отсутствие другой информации о контексте всей коммуникативной последовательности. И, в самом деле, нейро-лингвистическое программирование включает в себя исследование всей системы обратной связи и реакции, как поведенческой, так и биологической, происходящей во взаимодействиях между (а) человеческим существом и им самим, (б) одним человеческим существом и другим, и (в) человеческим существом и его\ее окружением.

Нейро-лингвистическое программирование это процесс и в то же время модель процесса (как и большинство научных и кибернетических моделей). Вся информация, законы, паттерны и заключения, сделанные моделью о прошедшем опыте единственно важны или полезны только в таком виде, в котором они относятся к непосредственному происходящему сейчас опыту. Это особенно важно держать в уме, когда имеешь дело с другой кибернетической системой (в данном случае, человеческим существом), которая подвержена многим уровням изменений, зависит от его взаимодействий с собой, своим социальным окружением и своим экологическим окружением.

Далее следует базовый контур процесса нейро-лингвистического программирования:

А. Тренировать и расширять собственное сенсорное осознавание в отношении других человеческих существ для того, чтобы:

1. наблюдать и определять значимые паттерны поведения, которые систематичны, цикличны [recurrent] и являются частью сенсорного опыта любого человека.

2. Наблюдать, какие реакции выбор поведения одного человека вызывает в нем самом и других человеческих существах (и наоборот).

Б. Использовать информацию, которую человек собирает посредством этих наблюдений для того, чтобы определить:

1. те различия в репрезентациях, которые человеческие существа могут проводить в своем внутреннем и внешнем опыте, т. е. их способность видеть \ визуализировать, слышать \ вербализировать, и т. д.

2. паттерны, включающие в себя комбинации и связи нейронных сетей (сенсорных, репрезентирующих), которые лежат в основе поведенческих процессов.

3. как эти различия и паттерны влияют на стратегии, которые люди используют для того, чтобы организовать свой сенсорный опыт и внутренние карты, создать смысл для них и коммуницировать между собой по поводу сенсорного опыта и внутренних карт.

4. как эти различия, паттерны и стратегии могут быть использованы для того, чтобы понимать и проводить процессы (помимо разных других) научения, коммуникации, мотивации и выбора в человеческих существах в рамках отдельного человека, и его\ее социального и экологического окружений.

Механику этого процесса можно обобщить до следующей базовой процедуры:

а. Результат определяется как взаимно приемлемый как для агента изменения [facilitator] (программиста), так и для клиента (программируемого). Четко определены явные критерия успешного достижения результата.

б. Один человек (программист) создает коммуникацию в форме вербального и невербального поведения в попытке направить или привести в движение программируемого по направлению к желаемому результату. Эта коммуникация вызывает реакцию в форме некоторого доступа к информации и ответной коммуникации со стороны другого человека, программируемого. Взаимодействие имеет место быть как на вербальном, так и на невербальном уровне реагирования.

в. Два человека могут затем работать вместе затем, чтобы создать различия у программируемого в опыте, внутреннем и внешнем, и реагировании, как во внутреннем, так и во внешнем:

1. посредством восприятия программистом внешнего поведения программируемого.в определенном контексте.

2. посредством явного обсуждения и вопрошания о внутреннем опыте программируемого.

г. Различия затем могут быть классифицированы и разделены на части, для приведения их в вид формулы, которая отслеживает поведение программируемого.в терминах имеющего отношение к данному процессу ввода, ментальной обработки и поведенческого результата.

д. Информация, которую предоставляют эти паттерны и различия, используется для формирования решений и прогнозирования поведения человека, происходящего как в данный момент , так и в будущем, а также для выработки более эффективных стратегий, которые программируемый может использовать для достижения желаемых результатов.

Любое отсутствие ясности в этой процедуре, связанное с формальностью данного описания, мы надеемся, будет устранено на страницах данной работы (особенно, в Части III – Применение нейро-лингвистического программирования в терапии). Я намереваюсь продолжить работу в следующих направлениях:

1). Более эксплицитное обсуждение моделей и моделирования, особенно, кибернетических моделей.

2). Применение кибернетики к теории функционирования мозга.

3). Выводы из этой теории, и то, как она соотносится с избыточностью между внутренним опытом и внешним поведением.

4). Обсуждение нейро-лингвистического программирования в связи с этими выводами.

5). Возможности применения и практического приложения нейро-лингвистического программирования как инструмента коммуникации, достижения превосходства и личных и общественных изменений.

Достижение этой амбициозной цели осуществляется в текстах трех научных трудов. Каждая часть была написана тк, чтобы основываться на информации, представленной в предыдущей части, но также каждую часть можно читать с минимальными отсылками к другим частям (или вовсе без них).

Часть I. Корни НЛП — в высшей мере техническое исследование взаимоотношений между теорией информации, неврологией и кибернетикой как основания для модели НЛП.

Часть II. ЭЭГ и репрезентирующие системы описывает модель мозга и исследовательский эксперимент, поддерживающий основные принципы НЛП.

Часть III. Применение нейро-лингвистического программирования в терапии дает общий обзор вариантов применения НЛП в терапевтических контекстах с примерами конкретного использования техник.

Запись опубликована в рубрике Переводы с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.