Реимпринтинг (4) Шаги процесса из «Changing Belief Systems with NLP»

(Перевод отрывка из книги Р. Дилтса “Changing Belief Systems with NLP”. Поскольку данный перевод ссылается на содержание демонстрации, книга к прочтению настоятельно рекомендуется)

1. Найдите тупик.

Сперва мы находим выражение симптома в настоящем; мы хотим найти настолько много, насколько мы можем, в настоящем:

где тупик; (выражение симптома)

что останавливает вас от того, чтобы быть способным совершить изменение или двигаться дальше?

2. Создайте ассоциированную линию времени.

Мне нравится создавать физическую линию времени, потому что она помогает организовать элементы системы тем же самым путем, что и раскладка чувств по соответствующим ключам доступа помогает организовать их и удерживает их раздельно. Часто случается, в уме, что все эти происшествия из различных времен собираются вместе в подобие голограммы. Конечно, это иногда может ошеломить.

Гораздо проще разделываться со всеми этими вещами по одной за раз. Также, ограничивающее верование, которое было сформировано рано, начинает создавать другие и другие верования… Поэтому, если мы можем добраться до первого верования и переключить его, все остальное начнет реорганизовываться само.

Гораздо проще сделать это, чем пытаться работать с этим верованием в настоящем. Это будет больше похоже на фишки домино, где каждая из них сбивает последующую по мере того, как вы вырастаете.

3. Трансдеривационный поиск.

Итак, вы берете тупик или выражение симптома. Вы становитесь на линию времени ассоциированным, и вы позволяете себе идти назад, оставляя происшествия, связанные с тупиком, на тех местах, которым они принадлежат на линии времени, пока вы не доберетесь до первого происшествия..

Это не обязано быть сознательным актом. Вам даже не обязательно быть способными визуализировать это. Очень часто вы будете обнаруживать, что вы идете по этой линии, и вы знаете, что что-то где-то здесь произошло. Вы не уверены, что это такое, но вы знаете, что это было важно.

Это хорошо. Вы просто можете отметить это место и продолжать идти. Это не всегда должно быть сознательным; это прекрасная вещь в физической линии времени. Очень часто вы знаете физически, даже несмотря на то, что вы не знаете сознательно.

Итак, вы идете назад до того, как вы найдете самое раннее происшествие. Может быть, это просто чувство, что это первое происшествие. Как вы об этом знаете — это не важно. Мы говорим не об объективной реальности. Мы говорим о чем-то, что гораздо более важно: о субъективной реальности, которая в действительности реально определяет то, как вы действуете.

4. Разместите пред-импринтную точку зрения.

Затем мы хотим шагнуть на шаг перед тем, когда произошел импринт. Это иногда важно.

Я обнаружил это во многих фобиях. Например, у людей есть «фильм» о происшествии, который повторяется снова и снова. У него нет начала, у него нет окончания как такового. И вы говорите: «Идите во время, которое предшествует произошедшему происшествию, когда вы были в безопасности, а затем найдите время после него, когда вы были в безопасности.»

С каждой стороны это происшествие связано с безопасностью, и вы знаете, что оно закончилось, и у него даже есть начало, где вы могли бы сделать некоторые изменения, которые предотвратили бы происшествие. Я называю это создание сэндвича безопасности.

Например, вы помните, когда мы искали место перед случившимся происшествием у Карлы? Она переступила его, и мы пришли на место, находившееся перед всем тем, что произошло. Так мы создали место, которое шло перед тем временным отрезком, который связан с импринтом.

Этот «сэндвич безопасности», конечно, не всегда уладит происшествие, и это то, что произошло с Карлой. Она установила время на линии до происшествия, но когда она была на линии, происшествие все еще могло настигнуть ее — и это нормально.

Поскольку мы идем за верованиями, которые были сформированы происшествием, я хочу, чтобы вы держали человека ассоциированным с импринтным опытом. Именно поэтому мы стоим на линии некоторое время. Я хочу, чтобы человек вербализовал верования или обобщения, которые были сформированы этим опытом.

Некоторыми верованиями Карлы было:

Я не могу говорить об этом.

Я не знаю этого.

Я не могу избежать этого.

Это все были верования, которые нам важно было знать — не столько содержание того, что произошло, сколько то, какого рода верования были порождены происшествием. На этой точке мы не стараемся ничего исправить. Мы просто хотим найти верования.

5. Диссоциировать субъекта от линии времени

Затем мы диссоциируем его [происшествие, опыт — прим. переводчика] от нее, и на этом месте мы буквально делаем шаг в сторону с линии, и мы больше не находимся на ней. Мы смотрим на нее: здесь — происшествие, здесь — время до него, здесь — после него.

Итак, я получил мета-позицию. Я также хочу выяснить, каковы другие верования с этой позиции, потому что эта точка зрения отличается от ассоциированной точки зрения.

Изнутри этого переживания верование могло быть таковым: «О, я хорошая девочка, я приношу удовольствие».

Но с диссоциированной позиции вы можете подумать: «Это отвратительно и постыдно.»

Это верование здесь на линии может отличаться от верования с диссоциированной позиции.

Я не всегда могу понимать целиком все пространство проблемы из одного верования, которое развилось в одной точке зрения; это целая система верований. Именно поэтому вы хотите получить некоторое количество верований. Иногда верование здесь в диссоциированной позиции может быть также очень ресурсным. Я могу внезапно осознать, что я отреагировал с лучшими ресурсами, которые у меня на тот момент были, с тем ограниченным видением мира, которое я тогда имел.

6. Позитивное намерение тупика.

На этом этапе вы хотите найти позитивное намерение этого тупика.

Вы помните, когда мы были на этом этапе, и я сказал: «Эта «вещь» это часть вас, и она имеет позитивное намерение»?

Из мета-позиции я хочу найти позитивную цель этого тупика: может быть, это была цель защитить меня, или не дать мне забыть что-то важное.

В случае Карлы это было «Не быть нечестной с собой, и установить границы.»

Как установить границы было частью вопроса с верованием, который происходил здесь. Каждый человек в импринтных отношениях нуждался в том, чтобы иметь границы.

Ребенку нужно знать, хорошо ли быть творческим и исследовать пространство внутри границ.

Матери нужно быть способной установить границы поведения тех людей, о которых она заботится.

Мужчине нужно осознавать его собственные границы — каковы пределы игры?

Все это было о том, где проходят соответствующие границы; как человек устанавливает критерии, чтобы знать, как далеко можно заходить в конкретной системе и при этом все еще оставаться экологичным?

Также отметьте здесь, когда мы диссоциируемся и идем в мета-позицию, мы хотим определить других значащих лиц, которые были в переживании, и убедиться, что мы понимаем намерение каждого из этих людей.

В некотором смысле никто из них на самом деле не имел злых или враждебных намерений; хотеть удовольствия не является злым намерением.

Люди заслуживают удовольствия. Вопрос в том, где проходят границ, чтобы сделать это удовольствие экологичным.

Я не думаю, что кто-то в системе Карлы был плохим человеком. Но они, очевидно, нуждались в дополнительных ресурсах.

7. Нужные ресурсы.

Теперь вопрос в том, чтобы найти, что именно являлось ресурсами и на каком уровне разные люди нуждались в них и не имели их.

Эти уровни важны, потому что иногда вы спрашиваете «Что вам было нужно?» и получаете ответ «Мне нужно было не быть там, мне нужно было быть где-нибудь еще.»

Это ресурс окружения, и он, конечно, верен. Но это не все, что вам понадобилось бы. Вы можете нуждаться в поведенческом ресурсе, чтобы завершить это изменение в окружении.

«Какой поведенческий ресурс вам бы понадобился для того, чтобы быть способным что-то сделать что-то, что позволило бы вам быть где-нибудь еще? Что еще вам бы понадобилось, чтобы добраться в иное окружение?»

Конечно, для того, чтобы делать вещи на поведенческом уровне, вам нужно иметь внутреннее знание. Вам может понадобится более широкая точка зрения. Вам нужны способности, которые вы, может быть, не имеели, или ваши родители не имели, или кто-нибудь еще вовлеченный не имел.

Иногда люди говорят, что им надо было просто либо убежать, либо убить того человека. Это, конечно, просто поведение,которое всегда является не самым лучшим и подходящим выбором, или экологичным выбором для всей системы.

Когда вы на уровне поведения, важно, чтобы было некоторое количество выборов. Вы хотите иметь некоторое число способностей, которые действительно предоставили бы вам более подходящие выборы. Поэтому способность создавать другие выборы является более общей, чем конкретные поведения.

Я мог бы сказать: «Моей матери нужно было что-то сказать тому человеку.» Это поведение — сказать что-то кому-то. Но что это за способность такая, которая нужна для того, чтобы знать, что именно сказать? Я мог бы нуждаться в некоторых коммуникативных навыках. Я мог бы нуждаться в некоторых хороших НЛПерских идеях.

«Моя мама была бы великолепна, если бы у нее были стратегии НЛП.»

Для того, чтобы быть способными столкнуться с этой ситуацией и сказать то, что надо сказать, мне может понадобится ресурс на уровне верований или, возможно даже, на уровне идентичности.

В некотором смысле, я думаю, что именно оттуда шла сила в случае Карлы: доверие, вера в себя, ощущение своей идентичности, установление границ. Обладание идентичностью и отношение к другим как к идентичностям, я думаю, было одной из самых интересных вещей среди того, что случилось в системе Карлы.

Когда мать сказала мужчине: «Я признаю тебя, я люблю тебя, но я пойду на все, что в моей власти, чтобы защитить свою дочь, и ты должен знать это.»

Для меня это — настоящая любовь. Это не зависимость и не со-зависимость, это признание.

Когда люди могут делать это по отношению друг к другу, когда один человек может выражать чистую идентичность без осуждений, без ненависти, тогда этот момент напряженность между двумя людьми наполнен уважением и признанием, а не суждениями о плохом и хорошем. Именно это принесло умиротворение мужчине так же, как изменило его поведение.

Еще раз, на этом этапе мы находим, какие ресурсы нужны. И вам могут понадобиться ресурсы на всех уровнях. Я не думаю, что во всех ситуациях вам понадобится идти вверх по всем уровням. Я думаю, вы видите, что импринт Карлы был очевидно крупной ситуацией, более крупной чем то, что вы можете найти в жизнях многих людей. Но независимо от содержания, у нее были вопросы, с которыми каждый должен столкнуться в своей жизни на каком-то этапе — не прятаться от себя, реальности или собственных слабостей.

Если кто-то говорит «Мне просто надо было знать это или то», или «Моей матери было нужно иметь такое или сякое знание», это, конечно, способность. Иногда такая новая способность будет всем, что нужно. Иногда, даже несмотря на то ,что некоторые люди могли уже иметь ресурсы верований и идентичности, у них просто не было информации. Иногда у людей есть информация; но они просто отрицают ее, потому что у них нет веры в себя.

Итак, что важно, когда вы ищете необходимые ресурсы, так это то, что вы спрашиваете: «На каком уровне \ каких уровнях есть необходимый ресурс?» И найти необходимые ресурсы для каждой позиции восприятия.

Способность обретать много позиций восприятия. важна и в других областях, не только в терапии. Если вы ведете бизнес и у вас нет ни малейшего представления о том, что ваши подчиненные чувствуют, думают или во что верят, вы не будете очень хорошим управленцем, потому что у вас нет ни малейшего представления, на что это похоже — быть в их шкуре.

Настоящие взрослые знают, на что это похоже — быть родителем и быть ребенком. Они не смотрят на реальность только из одной позиции или только из другой.

В некотором смысле, это то, о чем мы здесь говорим: Есть части меня, которые одновременно являются и взрослыми, и детьми.

Когда я иду вверх в третью позицию (мета-позиция за пределами данной системы и линии времени), я иду в позицию, в которой моя идентичность не вкладывается ни в одного из вовлеченных людей, и я начинаю осознавать отношения.

После того, как мы определили необходимый ресурс и на каком уровне он находится, тогда мы хотим получить доступ к этому ресурсу в человеке, у нашего субъекта.

Не имеет значения, что у матери никогда не было этого ресурса. Не имеет значения, что в тот момент у ребенка не было его. Что важно, так это то, что этот ресурс существует, и субъект имеет доступ к нему в настоящем и может чувствовать его. Даже если это длилось лишь мгновение в его жизни, вы можете ухватить его, и если вы поместите его в импринтный опыт, он начнет становиться больше себя; он начнет расти как горчичное зернышко.

Смысл не в том, чтобы обдурить субъектов в том, что произошло на самом деле в реальности.

Они всегда могут вспомнить что на самом деле произошло. Но вместо того, чтобы иметь эту память в виде шрама, когда вы думаете об этом и возвращаетесь назад в памяти в смятение и беспомощность, вы привносите внутрь этого воспоминания решение. Поэтому вы не только можете вспомнить, что действительно произошло, но также вспомнить решение. А решение — оно настоящее.

Важная вещь, которую надо помнить по поводу личной истории, состоит в том, что вы не явялетесь содержанием переживаний, которые произошли с вами. Вы — набор ресурсов. Это реальность жизни, а не «я должен быть таким, каким было мое прошлое.»

Реальность такова, что я это верования, способности и варианты поведения, которым я обучился на протяжении моей личной истории.

Поэтому вместо повторения моих ошибок я обучаюсь на них. Память Карлы может дать ей силы и умиротворение в той же мере, что и смятение с отрицанием.

8. Передайте ресурс.

Итак, когда мы заякорили нужный ресурс на том месте линии времени, где субъект может действительно переживать этот ресурс полностью, мы хотим привнести его в импринный опыт и наблюдать, как он изменяется, начиная с ресурсного места на линии времени. Один из методов, который я часто использую для такой передачи ресурсов — я прошу субъектов представить ресурс в виде луча определенного цвета и качества. Затем прошу послать этот луч назад сквозь время тому человеку в системе, которому он нужен.

Причина, чтобы делать это на расстоянии, в том, что если с этим есть проблемы, мы всегда можем добавить другой ресурс до того, как субъект обратно ассоциируется с импринтом.

Мы проверяем ресусры, когда человек все еще диссоциирован от импринта и не ассоциирован с ним на своей линии времени.

Мы наблюдаем за тем, как будут меняться отношения внутри этой системы. Сперва мы хотим увидеть их снаружи. Когда я это сделал, я узнаю, что новые ресурсы одновременно эффективны и экологичны.

9. Ассоциироваться с функциональными отношениями.

Затем субъекту нужно пережить это изменение полностью из ассоциированной позиции. Именно поэтому вы берете ресурс и вступаете в других значимых лиц, и змечаете, на что это похоже из их позиций восприятия.

В ситуации было некоторое число людей; мы могли принести ресурсы также и другим людям. Основной вопрос таков: «Что необходимо для достижения критической массы, которая изменит систему?» Для Карлы наиболее критическим элементом была ее мать. Если она изменилась, все остальное также эволюционировало.

Мы могли бы вернуться назад большее количество раз и дать больше ресурсов ребенку или другим взрослым и повторять это снова и снова, пока мы не сделали бы это с каждым. Тогда каждый элемент системы также стал бы частью решения. Например, я думаю, важно дать ресурсы человеку и буквально пройти с ним через все с его точки зрения, потому что Карла могла многому от этого научиться.

Также ценно передать ресурс агрессору по двум причинам: во-первых, если ребенок знает, какой ресурс нужен этому человеку, она может предотвратить подобную ситуацию в будущем, потому что она будет способна распознать, есть ли у человека необходимый ресурс, чтобы действовать адекватным способом, или его нет. Если ребенок идет по жизни, думая, что все люди плохие, она никогда не научится делать различия между человеком, у которого есть ресурсы и человеком, у которого их нет.

Если я могу вложить сюда ресурс, видеть его, слышать его, чувствовать его, тогда я могу почувствовать, есть ли он у человека, рядом с которым я нахожусь.

Вторая причина в том, что если этого ресурса нет у кого-то в реальности, возможно, его можно вытащить из человека, или передать ему, чтобы он смог измениться. Но пока у человека нет знания, чтобы различать людей [на тех, у которых есть ресурс и нет ресурса], он всегда будет жертвой шанса.

10. Возвращение в настоящее.

После того, как мы шагнули обратно в импринт, мы хотим увидеть, как этот ресурс изменяет или влияет на каждую связанную ситуацию, идущую после импринтного опыта. Итак, мы имеем субъекта, который снова заходит на линию времени по направлению к настоящему, чтобы увидеть, поддерживают ли эти поздние переживания то, чему он научился от новых ресурсов, происходит ли здесь своего рода «эффект домино». Как сказала мне Карла после процесса, когда вы совершаете такое значительное изменение, вы становитесь немного утомленным, и именно поэтому вам нужно позволить вещам получить шанс на изменение. Поэтому иногда хорошая идея — остановиться и отдохнуть перед тем, как идти к следующему шагу.

Важная вещь в реимпринтинге в том, что его цель — найти ролевую модель, найти импринт, личный «архетип». Затем следуйте ролевой модели и ведите эту ролевую модель вместо того, чтобы пытаться избавиться от нее, отрицать ее или бороться с ней. Признайте ее и ведите ее.

Я думаю, что в некотором смысле в метафоре Карлы об оружии каждый наводил пистолет на свою собственную голову в этой системе.

Ребенку нравилась ситуация, потом он чувствовал себя постыдно. Мать игнорировала ее, затем чувствовала себя виноватой и пристыженной. Мужчина никак не мог этому помочь, и я уверен, что в некоторой точке он также начал целиться этим пистолетом себе в голову.

Каждый делал одну и ту же вещь: игнорировал проблему в системе, пока не стало слишком поздно сделать что-то по поводу этой проблемы, затем чувствовал себя виноватым и устыженным.

Тот же самый дисфункциональный паттерн также может происходить в бизнес- и социальных системах. Есть интересная книга, The Addictive Organization, в которой авторы утверждают, что аддикции начинаются с тех вещей, о которых люди чувствуют, что они вынуждены лгать.

Распознавание необходимости в сильной идентичности полностью меняет ситуацию. Она не только дает решение в воспоминаниях, но и создает позитивный пример. Поэтому сейчас и в будущем, если Карла начнет получать это ощущение «Я не знаю, следует ли мне столкнуться с этим или решать это», она будет знать то место внутри себя, исходя из которого ей надо будет действовать, и какие ресурсы ей нужны: сила и умиротворение, чтобы признать, чтобы коммуницировать и устанавливать соответствующие границы.

Запись опубликована в рубрике Моделирование, Переводы с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.