2.8 Стратегии и «сознание»

Вернуться к оглавлению

Вероятно, для большинства читателей очевидно, что все шаги конкретной стратегии не обязательно должны осознаваться для того, чтобы она работала. На самом деле, по большей части верно обратное: чем более привычным и менее сознательным становится поведение, тем более мы можем быть уверены, что освоили его.

В нейролингвистическом программировании сознание просто рассматривается как результат относительной интенсивности работы репсистем. Это показатель того, как используется конкретная репрезентирующая система, нежели чем показатель работы всего организма.(как представляют себе многие другие). В НЛП сознание рассматривается как эмерджентное свойство деятельности нервной системы, а не как инициатор этой деятельности. Сказать, что наше сознание или осознавание контролирует или влияет на наше поведение, — все равно, что сказать, что есть отдельные свойства воды, отвечающие за ее «мокрость» и «леденелость», и что эти свойства контролируют или влияют на структурные комбинации молекул H20; на самом же деле, эти свойства как раз и являются следствием изменения структурных комбинаций молекул H20. Сознание это скорее побочный эффект, показатель лишь части того, что происходит во время обработки репрезентаций.

Мы подчеркнули, что поведенческая значимость конкретной репрезентации будет обусловлена интенсивностью репрезентации по отношению к интенсивности всех остальных репрезентаций в определенный момент времени. Мы заявляем, что репрезентация становится сознательной только тогда, когда она достигает определенного уровня интенсивности. Однако, это рассказывает нам относительно мало о ее поведенческой значимости. Рассмотрите следующий график1:

Этот график изображает гипотетические колебания интенсивности работы трех основных репсистем на протяжении определенного отрезка времени. Эти колебания вызываются активацией ключей доступа и синестетическими взаимосвязями. Центральная линия изображает порог сознания. Репрезентации только тогда осознаются, когда их интенсивность превышает это значение. График показывает, что в точке 1 аудиальная репсистема имеет наивысшее относительное сигнальное значение, и оно осознается. В точке 2 визуальная репсистема имеет наивысшую относительную интенсивность, и ее работа осознается. В точке 3 кинестетическая репсистема имеет наивысшую интенсивность и ее работа осознается. В точке 4 аудиальная репсистема снова имеет наивысшую относительную интенсивность и значимость для поведения, но не достигает порога сознания. Схожим образом, в точке 5 кинестетическая система перехватывает первичный контроль, но ее интенсивность не достигает порога сознания. В точке 6 работа и визуальной, и аудиальной репрезентирующих систем осознается, но поскольку визуальная система имеет чуть более сильный сигнал, на этом шаге она будет более высоко ценима. В точке 7 визуальная система опять перехватывает первичный контроль, но на этот раз ее работа уже не осознается. В точке 8 визуальная и кинестетическая репсистемы накладываются друг на друга в бессознательном, возможно, выполняя тест, в который вовлечено несколько репсистем.

График главным образом изображает ту часть стратегии, в которой мы выделили 8 шагов:

Однако, 4 шага не осознаются. Это шаги 4, 5, 7, 8. В то же время, это не отменяет поведенческой значимости этих шагов.

Здесь важно отметить, что поведенческая значимость определяется относительной интенсивностью репрезентаций и взаимодействием системы как единого целого. Подпороговая репрезентация, имеющая низкую интенсивность, в один момент времени все еще будет влиять на общее состояние системы и сможет вызывать в ней изменения, повышая интенсивность её работы или другой репрезентации системы до наивысшего относительного значения в следующий момент времени. Если сигнальные значения достаточно близки, может возникнуть множественная реакция. Это случается в том случае, когда человек говорит «Да», но в то же время бессознательно качает головой, сообщая сигнал «Нет». Также, возможно, что две стратегии будут задействованы одновременно, вызывая рассогласованные реакции и поведенческие неконгруэнтности, — если ни одна из стратегий недостаточно сильна. Именно здесь особенную важность приобретает калибровка.

Поскольку поведенческая значимость это функция относительных значений интенсивности, активность какой-нибудь репсистемы может быть сравнительно незначительной даже несмотря на то, что она осознается. Это изображено на следующем графике:

График показывает, что даже несмотря на достижение кинестетической репсистемой такого уровня интенсивности, что она начала осознаваться, она пришла в стабильное состояние, изменяясь лишь немного по отношению к другим репрезентирующим системам. Поскольку сигналы визуальной и аудиальной репсистем демонстрируют большие вариации колебания по отношению друг к другу и по отношению к кинестетической системе, в данном случае именно их активность возымеет наибольший относительный поведенческий эффект.

Человек в такого рода состоянии будет отчетливо осознавать его\ее чувства. Однако, большая часть важных внутренних процессов будет проходить неосознанно.

Стратегии и репрезентации, которые типично проходят за порогом осознавания, составляют то, что мы обычно называем «бессознательным разумом».

В Паттернах II мы обсудили некоторые отношения между сознанием и обучением:

«Каждый из нас, людей, постоянно подвергается воздействию огромных объемов информации. Часть этих входных сигналов — результат нашего контакта с теми частями мира, которые мы способны воспринять с помощью наших сенсорных каналов. Объем информации, доступный нам в текущем опыте, многократно превосходит наши способности воспринимать опыт сознательно. На самом деле, большую часть процесса обучения и взросления составляет наша способность уловить органами чувств закономерность или паттерн в нашем опыте и развить программы для того, чтобы успешно взаимодействовать с этим миром на бессознательном уровне поведения. Например, ваша способность читать и понимать это предложение является программой, которую вы на определенном этапе вашей жизни не могли выполнить. Вы прошли целый путь — сперва научились распознавать буквы, затем слова, и, наконец, фразы и предложения на своем языке. С каждым из этих шагов связаны уместные в данном контексте конкретные паттерны движения глаз. Это была относительно времезатратная и трудная задача — научиться соотносить определенные визуальные входные сигналы и тот набор значений, которые они репрезентируют. Ваш навык быстрого и осмысленного чтения во многом зависит от вашей способности бессознательно воспроизводить эти низкоуровневые паттерны движения глаз и распознавания букв. Большую часть нашей повседневной жизни мы заняты тем, что выполняем невероятно сложные паттерны бессознательного поведения. Способность наслаждаться собственным опытом и заниматься той деятельностью, которую мы находим интересной и радостной, во многом была бы потеряна для нас, если бы у нас не было способности программировать себя на выполнение определенных сложных паттернов поведения на бессознательном уровне. Представьте, насколько перегруженным был бы наш опыт, если бы мы должны были сознательно поддерживать частоту и глубину дыхания, тонус мышц, уровень сахара в крови…»

«Процесс создания программ, которые полезны для нас — процесс обучения — это непрерывно идущий процесс изменений. Мы называем этот процесс моделирование. Моделирование происходит как на сознательном, так и на бессознательном уровнях поведения. Процесс обучения пониманию и говорению на родном языке это пример процесса бессознательного моделирования. Процесс обучения чтению и правописанию для большинства людей является примером сознательного моделирования. Однако, заметьте: даже в случае сознательного моделирования большая часть того, что мы выучили — это складывание в последовательность и организация паттернов поведения более низкого уровня, которые уже доступны на бессознательном уровне поведения. Например, детей, которых учат правописанию, не учат явно формировать мысленные образы изучаемых слов, т. е. использовать их стратегии визуализации, но те дети, которым удалось научиться писать правильно, применяют этот навык бессознательно.»

«Молодой атлет, который учится пробегать 100-метровую дистанцию, учится выстраивать в последовательность и использовать паттерны движения мышц, которые уже доступны ему на неосознанном уровне поведения. Его способность пробегать 100-метровую дистанцию на максимальной скорости будет в большой степени зависеть от его способности перевести на бессознательный уровень паттерны упорядочивания тех паттернов бессознательного поведения, которые ему уже доступны.»

«… сознание это ограниченный феномен. Как люди, мы ограничены тем, что можем репрезентировать у себя в сознании малое число блоков информации. В своей классической работе «Волшебное число 7 плюс-минус 2» Джордж Миллер (1956) тщательно представляет очертания границ сознания. По существу, его исследование привело его к заключению о том, что мы способны удерживать в сознании 7 плюс-минус 2 блока информации. Один из самых интересных выводов работы Миллера — размер блока может варьироваться. Другими словами, ограничение 7 плюс-минус 2 применяется не к фиксированному количеству информации определенных фиксированными по объему «кусками», а, скорее, к числу блоков информации. Таким образом, тщательно подбирая код, с помощью которого мы организуем наш сознательный опыт, мы обретаем большую степень свободы в увеличении объема информации, которую. мы можем репрезентировать себе сознательно. Миллер очень размыто описывает, что же такое блок информации. Если мы присвоим этому термину значение «паттерн поведения, который еще не получил статус бессознательного TOTE», тогда взаимодействие функции сознания в процессе изучения и разделения на блоки будет полезным. Поскольку мы учимся определять паттерны и систематически на них реагировать в нашем опыте, мы способны делать бессознательными те части нашего опыта, которые мы раньше могли выполнять только на сознательном уровне. Блок поведения, представленный в сознании, это паттерн или закономерность в нашем опыте, которые мы еще не смогли перевести на бессознательный уровень. Таким образом, в начале обучения какому-нибудь делу, размер блока будет довольно малым — охватывая относительно короткий паттерн или закономерность в нашем поведении. Когда блок этого размера получает статус TOTE, таким образом, становясь бессознательным, наше сознание освобождается для тренировки паттернов более высокого уровня, которые состоят из сложенных в последовательности организованных TOTE, или для создания паттернов в других репрезентирующих системах или областях опыта.

Обратите внимание на пример из вашего опыта. Те из вас, кто когда-то учился ездить на велосипеде, вспомните, как это было сложно поначалу. Когда вы впервые сели на велосипед, это требовало от вас полного внимания. Вам приходилось думать о равновесии, вращении педалей вверх и вниз, о рулевом управлении и о том, куда поворачивать. Это было определенно больше, чем то, с чем вы могли справиться, поэтому возможно, ваш отец или друг поддерживал велосипед сзади, так что вам приходилось волноваться сознательно только о вращении руля и педалей. И если вы были одним из счастливчиков, кто уже имел выполнять программу вращения педалей бессознательно после езды на трехколесном велосипеде, тогда вся задача была сведена к тому, чтобы научиться координировать поворачивание руля и вращение педалей. Когда эти навыки были выучены на уровне поведения, вы выполняли их автоматически, и тогда вам, возможно, уже не надо было оглядываться на то, отпустил ли отец велосипед, и вы начали сами ездить, учась координировать поворачивание руля, вращение педалей и поддержание равновесия. Спустя некоторое время вы настолько запрограммировали себя управлять велосипедом, что все аспекты этой задачи были вытеснены из сознания, позволяя вам ехать и свободно наслаждаться окружающей обстановкой или разговором тоже с едущим на велосипеде собеседником. Неважно, сколько времени прошло с тех пор, как вы ездили на велосипеде, у вас есть эта программа, и если вы сядете на него, программа будет активирована и вы сможете ехать на нем и не обращать задумываться — даже на секунду — о всех шагах этого сложного процесса. Они все превращены в блоки и собраны в последовательность на бессознательном уровне, оставляя вам свободу наслаждаться поездкой. Если бы все они оставались на уровне сознания, вам бы пришлось думать о вращении педалей, управлении рулем, поддержании равновесия при каждом движении, и ваше сознание было бы столь перегружено, что вы либо упали бы, либо въехали во что-то. Обучение таким паттернам поведения, как езда на велосипеде, чтобы они усваивались на бессознательном уровне, — и полезно, и необходимо для нас, людей, чтобы мы могли делать разнообразные сложные вещи, которые мы делаем каждый день.

Тесты в стратегиях некоторых людей требуют, чтобы каждая репрезентация в шагах стратегии достигала сигнального значения, необходимого для ее вывода в сознание. Нужда в столь сильных сигналах может быть адаптивной в некоторых случаях, но очень часто имеет тенденцию замедлять процесс, потому что человеку нужно продолжать фазу операции для увеличения сигнального значения.

Однако, другие люди сознательно отвлекают себя, чтобы удостовериться в том, что стратегия протекает на бессознательном уровне. Рассмотрим, например, следующую стратегию опытного математика. Этот человек регулярно демонстрировал необыкновенный навык сложения больших колонок чисел — быстро и безошибочно. Когда его спросили, как он смог это проделать, он ответил, что ему ничего не пришлось делать. Он настаивал на том, что все что он сделал — это представил себе образ школьной доски, и после того, как ему представили ряд чисел, он просто смотрел на воображаемую доску пока в образе картинке не появилась рука и не записала ответ. Затем он просто прочел ответ на доске.

Это не говорит о том, что внутренняя активность, выражаемая свойством сознания, не важна в процессе обучения. Высокое сигнальное значение определенной репрезентирующей системы во многих случаях является очень важным для первоначального усвоения конкретного шага стратегии. Однако, когда паттерн уже усвоен, если привыкаешь к сигналу, это только улучшает стратегию. Например, когда вы уже научились ездить на велосипеде, продолжать уделять сознательное внимание поддержанию равновесия, управлению рулем и педалями будет скорее помехой, нежели чем помощью.

Вернуться к оглавлению

Примечания:

1. Очевидно, каждая репрезентирующая система имеет свой собственный порог, независимый от остальных. Для наглядности мы собрали их воедино и представили как единый порог

Запись опубликована в рубрике NLP: Volume I, Переводы с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «2.8 Стратегии и «сознание»»

  1. Андрианов Александр говорит:

    Уважаемый Вячеслав!
    1. Огромное спасибо за Ваш перевод этой книги. Очень интересно читать.
    2. По ходу чтения данной главы заметил следующее:
    — на первом графике изображена стратегия (1)A-(2)K-(3)V-(4)A-(5)V-(6)K-(7)V-(8)V/K

    [Ответить]

    VseslavRus Reply:

    Здравствуйте, Александр!

    1. Огромное спасибо за Ваш перевод этой книги. Очень интересно читать.

    Пожалуйста! Пытаюсь по мере сил восполнить пробел в НЛП-образовании, хотя бы в стратегиях — одной из фундаментальных тем.

    2. По ходу чтения данной главы заметил следующее:
    – на первом графике изображена стратегия (1)A-(2)K-(3)V-(4)A-(5)V-(6)K-(7)V-(8)V/K

    Совершенно верно! Ошибочка у авторов (Дилтса) вышла. Но, что поделаешь? Стремление к точности требует от меня буквального перевода.

    [Ответить]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.